Пользовательского поиска


предыдущая главасодержаниеследующая глава

14. Происхождение и эволюция солнечной системы

В наше время нельзя более надеяться разрешить основные проблемы происхождения и эволюции солнечной системы, философствуя в своем кабинете. Удовлетворительная теория должна объяснить длинный ряд наблюдённых фактов, причём эта теория не должна противоречить принципам механики и современной физики. Все гипотезы, предложенные до настоящего времени, оказались несостоятельными при проверке их с точки зрения новейшей физической теории. Современный подход к разрешению поставленной проблемы не отличается той прямотой и непосредственностью, которая была характерна для старых методов, целиком основанных на какой-либо одной всеобъемлющей гипотезе. Новый метод может быть медленнее, но он несравненно надёжнее. Путём непосредственного изучения фактов мы постепенно всё более точно устанавливаем физические условия, при которых образовались планеты. Поступая так, мы в конце концов уясним себе сущность этого процесса.

В настоящей главе мы прежде всего сопоставим друг с другом некоторые из наиболее важных наблюдений, относящихся к данной проблеме, затем дадим краткий обзор старых гипотез и их наиболее очевидных недостатков и, наконец, проследим первые ступени современного способа подхода к разрешению поставленной задачи.

Характерно, что при современном уровне знаний мы в состоянии определить возраст Земли, в то время как её происхождение остаётся для нас загадкой. Наиболее древние породы в земной коре затвердели около двух миллиардов лет назад. Радиоактивные вещества, заключённые внутри пород, распадаясь, оставляют мельчайшие следы свинца и гелия, что даёт нам меру времени, протекшего с тех пор, как Земля охладилась. Исследования метеоритов показывают, что ни один из гостей, залетевших к нам из межпланетного пространства, не находился в твёрдом состоянии значительно дольше, чем породы, входящие в состав земной коры. Бхли метеориты представляют собой тела солнечной системы (Ведущиеся в настоящее время исследования заставляют предполагать, что орбиты метеоритов относительно Солнца являются эллипсами, а не гиперболами)), то мы можем заключить, что вся система имеет тот же возраст, что и Земля. Тогда проблема происхождения Земли является в то же время проблемой происхождения всей системы в целом. Приблизительно три миллиарда лет назад произошло какое-то событие, в результате которого образовались планеты и возникли тот порядок и те закономерности, которые мы наблюдаем в настоящее время.

Исключительная правильность поражает нас в движениях планет. Планеты и многочисленные астероиды движутся в одном и том же направлении, почти в одной и той же плоскости. Значительное большинство спутников обращается вокруг своих планет в этой же самой плоскости и в том же направлении. Более того, и само Солнце и все планеты, за исключением одной, обнаруживают такое же постоянство в их вращении вокруг собственной оси. Даже кольца Сатурна разделяют общее движение. Мы уже говорили о нескольких исключениях, а именно о системе Урана, о спутнике Нептуна, о нескольких внешних спутниках Юпитера и Сатурна и, главным образом, о кометах. Поскольку кометам присуще так мало черт, свойственных планетам и астероидам, мы с полным правом можем исключить их из нашего рассмотрения; эволюция комет, повидимому, представляет собой отдельную и независимую проблему.

Общее движение, присущее столь большому числу тел, наводит на мысль о каком-то общем начальном вращательном импульсе. Действительно, планеты обладают таким большим моментом количества движения, что старые, эволюционные гипотезы оказались несостоятельными в одном отношении: они не могут объяснить величину момента количества движения большинства планет. Момент количества движения планеты, движущейся по круговой орбите на некотором расстоянии от Солнца (Солнце практически находится в центре тяжести солнечной системы)), есть произведение массы, расстояния и скорости. Поскольку скорость обратно пропорциональна корню квадратному из расстояния, то данная масса будет обладать большим моментом количества движения на большем расстоянии от Солнца. Для планеты, движущейся по эллиптической орбите, закон площадей (См. главу 2, стр. 29)) Кеплера выражает постоянство момента количества движения в течение всего периода обращения. Когда планета ближе к Солнцу, она движется быстрее, чем тогда, когда она дальше от Солнца. Никакая сила, направленная к Солнцу или от него, не может изменить момент количества движения планеты. Только произведённое извне торможение или толчок вдоль орбиты могут его уменьшить или увеличить.

Юпитер со своей громадной массой несёт около 60% всего момента количества движения солнечной системы. На четыре гигантские планеты, вместе взятые, приходится 98% общего момента количества движения, а на планеты земной группы только 1/5%. Солнце, обладая массой, в 1000 раз большей массы Юпитера, вращается так медленно, что его момент количества движения составляет всего около 2% момента всей системы. Если бы все планеты упали на Солнце и передали бы ему присущий им в настоящее время момент количества движения, то период вращения увеличенного таким образом Солнца был бы равен 12 часам, а не месяцу.

Для того чтобы какую-либо гипотезу происхождения солнечной системы можно было считать удовлетворительной, она должна прежде всего объяснить существование планет, спутников и астероидов. Далее, она "должна объяснить, каким образом эти небесные тела были приведены в движение, обладающее указанными выше замечательными свойствами, и, наконец, эта гипотеза должна теоретически обосновать наличие у системы наблюдаемого момента количества движения. Было предложено два типа гипотез. Согласно гипотезам первого типа, солнечная система сгустилась из гигантского облака раскалённых газов. Согласно гипотезам второго типа, планеты были отторгнуты от Солнца при встрече с проходящей звездой. Ни ту, ни другую гипотезу нельзя считать удовлетворительной, но обе они значительно способствовали развитию астрономии, толкая научную мысль вперёд.

Дольше всех остальных пользовалась признанием гипотеза, предложенная великим французским математиком и астрономом Лапласом. Согласно небулярной гипотезе Лапласа, вращающаяся и сплющенная туманность, состоящая из разрежённой материи, медленно охлаждалась и сжималась. От этой туманности в плоскости её вращения отделялись последовательные кольца материи. Кольца сгущались, образуя планеты нашей солнечной системы. Большая часть материи сгустилась, образовав Солнце. В пространстве между современными орбитами Марса и Юпитера кольцо не "сгустилось", и вместо планеты образовалось множество астероидов. Последовательность событий изображена на рис. 131. На рис. 132 показана туманность (Более подробно о внегалактических туманностях рассказано в книге X. Шепли "Галактики", Гостехиздат, 1947)), из которой не могли бы сгуститься планеты.

Рис. 131. Небулярная гипотеза Лапласа. На этом рисунке наглядно представлено сгущение вращающейся газовой туманности в Солнце, планеты и астероиды
Рис. 131. Небулярная гипотеза Лапласа. На этом рисунке наглядно представлено сгущение вращающейся газовой туманности в Солнце, планеты и астероиды

Небулярная гипотеза является несостоятельной по многим соображениям, в частности потому, что скорость вращения, достаточная для отделения небулярных колец на тех расстояниях, на которых находятся планеты в настоящее время, сообщила бы ядру момент количества движения, во много раз превышающий момент количества движения колец. Согласно небулярной гипотезе, Солнце должно было бы обладать большим моментом количества движения, чем все планеты, взятые вместе, а не одной пятидесятой этой величины. Далее, Максвелл показал, что жидкое кольцо не может сгуститься в большие планеты, но должно превратиться в кольцо планетоидов, подобное кольцам Сатурна или поясу астероидов.

Рис. 132. Спиральная туманность Мессье 33. Масса такой туманности в миллиарды раз больше' массы всей солнечной, системы
Рис. 132. Спиральная туманность Мессье 33. Масса такой туманности в миллиарды раз больше' массы всей солнечной, системы

Гипотезы столкк^чшия или встречи пытались преодолеть затруднение, связанное с моментом количества движения. Если бы какая-то звезда столкнулась с Солнцем или прошла весьма близко от него, то часть вещества была бы извергнута с поверхности Солнца и могла бы сгуститься, образовав планеты. Были продуманы различные варианты гипотезы столкновений. Согласно планетезимальной гипотезе, предложенной в начале текущего столетия Чемберлином и Мультоном, проходящая звезда должна чбыла вызвать на Солнце гигантские приливы. Значительное количество вещества, во много раз превышающее массы планет, было бы в этом случае выброшено с поверхности Солнца и закрутилось бы спирально вокруг него под влиянием проходящей звезды. Большая часть вещества была бы потеряна в пространстве или упала обратно на Солнце, но часть осталась бы, приобретя движение по очень вытянутым эллипсам. Газы сгустились бы в небольшие частички, планетезимали, и с течением времени большие частички притянули бы к себе меньшие, в результате чего образовались бы планеты. Быстрое движение проходящей звезды сообщило бы систехме момент количества движения достаточный для орбитального движения планет, для их вращений и для обращений систем спутников. В пределах двадцати миллионов лет после столкновения образование планет в основном было бы закончено.

Джемс Джине и Гарольд Джеффрейс предложили другую версию такого столкновения. В своей приливной гипотезе они утверждают, что проходящая звезда должна была вырвать из Солнца длинную приливную струю. Внутренняя часть струи вернулась на Солнце, внешняя часть её рассеялась в пространстве. Центральная часть образовала полосу чёткообразных сгущений, зародышей планет (рис. 133).

Рис. 133. Образование солнечной системы по Джинсу
Рис. 133. Образование солнечной системы по Джинсу

Позднее Джеффрейс отказался от приливной гипотезы как от несостоятельной и высказал вместо неё гипотезу столкновения, по которой приближающаяся звезда в своём движении действительно задела Солнце. Последующие явления образования приливной струи и образования планет протекают, согласно гипотезе Джеффрейса, в основном так же, как и в первоначальной приливной гипотезе. Литтльтон высказал предположение, что к моменту столкновения Солнце было двойной звездой. Звезда-спутник была захвачена притяжением третьей звезды, подошедшей очень близко. Ресселл ещё раньше высказал предположение, что звезда-спутник Солнца раздробилась при столкновении и что планеты образовались из её осколков. Против всех изложенных выше гипотез столкновения или встречи был выдвинут ряд весьма серьёзных возражений. В частности математический анализ показывает, что эти гипотезы не могут объяснить наблюдаемого распределения момента количества движения в солнечной системе (Чрезвычайно важные исследования, окончательно доказавшие, что распределение момента количества движения остаётся в гипотезе Джинса необъяснённым, были проведены московским астрономом Н. Н. Парийским. (Прим. ред.))). Позднее было выдвинуто существенное возражение другого рода.

Шпитцер доказал теоретически, что планеты не могут быть образованы непосредственной конденсацией вещества, исторгнутого некоторой силой с поверхности или из внутренних слоев Солнца. Всякая звезда типа Солнца состоит целиком из перегретых газов (Подробнее о строении Солнца см. в главе 4, стр. 53)). На той глубине, над которой находится достаточное количество вещества, чтобы из него либо вследствие приливного действия, либо благодаря столкновению могли образоваться планеты, температура составляет примерно около 10 000 000° С. Эти невероятно горячие газы расширились бы и разлетелись, если бы не огромное давление (Как считает Ресселл, по меньшей мере в миллион атмосфер)) верхних слоев, которые притягиваются к центру огромной силой притяжения, действующей на поверхности Солнца. Однако при выбросе значительного количества вещества Солнца в результате приливного действия или же в результате столкновения давление прекращается, и газы получают возможность мгновенно расшириться. Во время столкновения обе звезды будут находиться в контакте всего час или два, и извержение или выброс вещества Солнца будет происходить со скоростью сотен километров в секунду. Шпитцер показал, что газы буквально взорвутся уже через несколько минут после их освобождения, задолго до того, как могло бы произойти охлаждение вследствие излучения. Внутреннее гравитационное притяжение массы, даже вдвое превосходящей массу Юпитера, не сможет сдержать давления газов и не даст им возможности сконденсироваться. Отсюда следует, что планеты не могли быть образованы непосредственно из вещества, выброшенного из Солнца в результате какой-то катастрофы.

Наименее спорным объяснением происхождения планетной системы остаётся, повидимому, планетезимальная гипотеза в какой-либо её форме. Положения, высказанные Шпитцером, не были приложены математически к образованию плаиетезималей, но безусловно справедливо, что лишь ничтожная часть газов, извергнутых из Солнца, пойдёт на образование планет. Более того, для этого, повидимому, требуется столкновение со звездой (Автор придерживается мнения, что столкновение звёзд может дать гигантский взрыв, какой наблюдается у "сверхновых")), а не только встреча.

Таким образом против каждой из предложенных до сих пор гипотез происхождения планет существуют веские возражения. Дальнейшее перечисление этих доводов не входит в план настоящей главьь Однако эволюция планет может быть до некоторой степени обрисована на основе материала наблюдений, изложенного в предыдущих главах. Сопоставление физических характеристик планет приводит к результатам, не менее поразительным, чем сходство их движений, и, может быть, столь же существенным.

Меркурий и Луна лишены атмосферы, и плотность их примерно соответствует плотности обычных горных пород; уплотнение к центру в этих небесных телах весьма незначительно. Марс - несколько больше, обладает некоторой атмосферой, и также характеризуется малым уплотнением к центру (Согласно вычислениям, основанным на учёте его сжатия и вращения)). Кроме того, он несколько плотнее; плотность его примерно в четыре раза превышает плотность воды. Земля и Венера окружены обширной атмосферой; они гораздо плотнее упомянутых выше планет и обнаруживают значительное уплотнение к центру. Планеты-гиганты представляют собой предельный случай больших атмосфер, низкой средней плотности и большой концентрации вещества по направлению к центру. Наличие такой правильной последовательности физических свойств не может быть случайным. Оно должно быть каким-то образом связано с массами планет и с процессом их образования (У планет земной группы возрастание плотности с увеличением размеров вызвано, как показал Б. Ю. Левин, увеличением давления в недрах и, следовательно, более сжатым состоянием вещества. Планеты-гиганты окружены мощными атмосферами, протяжённость которых неизвестна, и потому их плотность - это средняя плотность ядра и атмосферы. (Прим. ред.))).

Отсутствие атмосферы на Луне и на Меркурии было объяснено малым притяжениемч на поверхности этих тел и, следовательно, малыми критическими скоростями (Более подробно о рассеянии атмосферы см. главу 9, стр. 136)). Но Земля могла бы удержать атмосферу, в сотни раз более плотную, чем наша современная атмосфера. Почему же только планеты-гиганты окружены огромными газовыми покровами, а Земля, Марс и Плутон обладают сравнительно тонкой атмосферой или совсем лишены её? Этот вопрос является основным.

Мы должны сделать вывод, что на некоторой ступени своего развития массивная планета может приобрести больше атмосферного вещества, чем планета менее массивная, или что она может удержать больше уже имеющихся на ней газов. Сравнение состава атмосфер различных планет между собой проливает свет на этот вопрос. Атмосферы Земли и Венеры состоят из азота, кислорода, углерода и водорода, образующих воду или формальдегид. Однако в кристаллических породах Земли находится гораздо больше кислорода в различных соединениях, чем в атмосфере. На планетах-гигантах наблюдается гораздо большее изобилие лёгких газов - водорода и, возможно, гелия. По каким-то причинам эти более массивные планеты приобрели или удержали лёгкие газы, которые сравнительно редки на планетах земной группы. Очень показательно, что внешние слои Солнца состоят почти целиком из водорода с довольно большим количеством гелия и очень небольшим процентным содержанием металлов. Кроме того, относительные количества металлов на Солнце и на Земле весьма близкц (Подробный анализ сравнения количества элементов и изложение теорий происхождения и эволюции солнечной системы имеются в книге Ресселла "Солнечная система и её происхождение". [Русский перевод издан Гостехиздатом в 1945 г.] Соображения, изложенные автором в настоящей главе, в значительной степени основаны на взглядах проф. Ресселла)).

Теперь мы в состоянии оценить вероятности двух процессов, посредством которых могли образоваться планеты: А) планеты весьма быстро сгустились из каких-то протяжённых масс и В) они образовались в результате медленного приращения материи в виде планетезималей и т. д. Если процесс приращения массы шёл достаточно быстро, чтобы на поверхности растущей планеты могла поддерживаться очень высокая температура, то мы вряд ли сможем провести различие между процессами А) и В), и действительно, между ними почти не будет существенной разницы.

Согласно процессу В), ядра планет были когда-то очень малы. Критические скорости также были малы, и ничто не удерживало газы от разлетания. Однако после того, как была достигнута некоторая критическая масса, рассеивание газов прекратилось. Для кислорода, азота, углекислого газа и водяных паров такой критической массой является примерно масса Марса, т. е. около четырёх десятых массы Земли. Для гелия такой критической массой является масса Земли, а для водорода приблизительно масса Урана или Нептуна. Приведённые данные справедливы для температуры поверхности, равной 1000°С, т. е.,для температуры жидкой вулканической магмы. Этот специальный выбор температуры очень интересен, так как газы, растворённые в магме, освобождаются при её остывании и потому эти газы могли составить значительную часть атмосферы планет земной группы, независимо от их происхождения. Следует отметить, что критическая масса, определяющая границу между удерживанием газов и их свободным рассеиванием, равна примерно массе Марса.

По мере того как массы ядер Земли и Венеры продолжали расти, превзойдя критическую массу, которую в настоящее время имеет Марс, более тяжёлые газы удерживались в атмосферах этих планет, но большая часть водорода и гелия была потеряна. Земля в целом должна была удержать более половины имевшегося количества тяжёлых газов, большие планеты практически должны были удержать всё имевшееся на них количе-тво тяжёлых газов и; кроме того, также водород и гелий. Теперь ясно, что мы совершенно правильно предсказали результаты наблюдений. Планеты-гиганты обладают огромным количеством водорода и, возможно, гелия, в то время как на Земле эти элементы встречаются редко (Земля, повидимому, в настоящее время теряет гелий. Атмосфера содержит меньше гелия, чем выделяется вследствие радиоактивности)). Количество водорода, связанного в океанах и земных горных породах, составляет лишь небольшую долю процента массы Земли.

Однако для азота согласие теории с практикой является не таким хорошим. Ресселл и Менцел приходят к выводу, что практически весь азот на Земле находится в атмосфере, а земные породы не содержат никаких его соединений и что таким образом этот элемент составляет возможно лишь миллионную часть массы Земли. Мы уже видели в главе 10, что аммиак (NH3) в изобилии присутствует в виде свободного газа в атмосфере Юпитера и что ещё значительно большее количество его находится в виде кристаллов в облаках. Поскольку аммиак замерзает и большая часть его должна осесть на дне глубокой атмосферы Юпитера; можно думать, что на Юпитере находится значительное количество азота. Согласно теории медленного приращения массы в эволюции планет мы должны ожидать, что процентное содержание азота на Юпитере будет лишь вдвое выше, чем на Земле. На самом же деле на Юпитере азота гораздо больше. Поэтому мы должны отнестись к процессу В) с некоторым сомнением.

Принимая процесс А), мы допускаем, что планеты быстро сгустились из какой-то разрежённой массы. Рассматриваем ли мы этот процесс как очень быстрое приращение массы, как конденсацию из состояния горячих газов или даже как конденсацию из холодной массы, состоящей из разнородных веществ, - во всех этих случаях будет иметь место следующий характерный эффект. Вся масса нагреется до весьма высокой температуры. Сжатие вещества по направлению к центру тяжести, обусловленное гравитационным давлением, вызывает нагревание. Капля воды или кусочек льда, падающий на Землю с высоты Луны, достигнет скорости около 11 км/сек, что соответствует температуре порядка 55 000° С. Энергия, освобождаемая при гравитационном сжатии, должна превратиться в теплоту, независимо от того, будет ли падение быстрым или медленным.

Таким образом, если планеты образовались в результате быстрого сжатия, то температуры их поверхностей должны были когда-то достигать огромных значений. Только самые массивные планеты могли удержать обычно встречающиеся газы, относительно которых мы предполагаем, что они присутствовали с самого начала. Поэтому планеты земной группы могли удержать лишь остаток этих газов, растворённых в жидких породах или в магме. Когда породы остыли, газы освободились и теперь они образуют атмосферы тех планет, которые достаточно массивны, чтобы удержать их. Азот не растворился и потому большая часть его была потеряна. С другой стороны, планеты-гиганты могли потерять большую часть лёгких газов, но всё же оказались в состоянии удержать значительное количество их. Наша последовательность физических свойств планет несколько лучше может быть объяснена эволюционным процессом, предполагающим весьма быструю конденсацию, чем гипотезой медленного приращения массы или плане-тезимальной гипотезой. Однако выбор между двумя типами процессов ещё не является окончательным. Проблемы весьма сложны.

Близкое процентное содержание различных металлов на Солнце и на Земле является доводом в пользу того, что своё начало планеты взяли в самом Солнце. Подавляющее изобилие водорода и, возможно, гелия на Солнце объясняет низкую плотность и общую структуру планет-гигантов. Ресселл показал, что азот (по сравнению с металлами) весьма обильно представлен на Солнце и потому наличие его на Юпитере неудивительно. Выше было объяснено, почему на Земле азот встречается так редко.

Однако Солнце по своему составу сходно со многими другими звёздами, так что планеты могли образоваться из осколков компаньона Солнца или даже из проходящей звезды. Затруднение, указанное Шпитцером, а именно, что вещество, насильственно отторгнутое от Солнца или от звезды, не может сгуститься в планеты, теряет свою силу, если масса отделяется медленно (Соглчсно гипотезе акад. В. Г. Фесечкова планеты отделились от Сол ща при ускорении его вращения, связанюм с переходом от одной атомной реакции в его недрах к другой. (Прим. ред.))). Газы могут получить возможность охлаждаться вследствие излучения, если давление сверху уменьшается постепенно. Можно было бы развить теорию такого типа или представить себе несколько видоизменённый или более быстрый процесс приращения массы и примирить таким образом наблюдения и теоретические требования.

Если планеты образовались не из Солнца или из какой-либо звезды, то они могли образоваться только из межзвёздной материи, которая, согласно нашим современным воззрениям, является диффузной. Из диффузной материи планеты могли образоваться только в результате процесса постепенного приращения массы (Акад. О. Ю. Шмидт разрабатывает в настоящее время теорию, согласно которой планеты образовались из облака диффузной материи, некогда захваченного Солнцем при своём движении в Галактике. В этой теории отпадает затруднение с моментом количества движения и, кроме того, удаётся объяснить многие характерные свойства солнечной системы (закон планетных расстояний, положение плоскости эклиптики по отношению к Галактике, пространственные ориентировки кометных орбит и др.) Изложение теории см. в статьях акад. О. Ю. Шмидта в журнале "Природа" (№ 7, 1946) и Б. Ю. Левина в журнале "Наука и жизнь" (№ 12, 1947). (Прим. ред.))).

Проблема возможности существования планет вокруг других звёзд до сих пор не разрешена. Если для образования планет необходимо столкновение звёзд, то среди миллионов звёзд найдётся немного систем таких, как наша. Если же одна звезда самостоятельно может породить планетную систему, то число планет может быть огромным.

Возвращаясь теперь от проблемы происхождения и эволюции всей планетной системы к проблеме эволюции Луны, мы видим, что здесь были достигнуты значительные успехи. В главе 7 было указано, что сутки и месяц возрастают благодаря приливному трению. Продолжительность суток возрастает на одну тысячную секунды в столетие, а расстояние до Луны - примерно на 1,5 м.

Джордж Дарвин (Сын Чарльза Дарвина)) подошёл к этой проблеме с другой стороны, с целью выяснить историю системы Земля - Луна. Он пришёл к любопытному заключению, что Луна некогда обращалась на расстоянии всего 13000 км от центра Земли. Месяц и сутки были в ту эпоху почти равны между собой, и продолжительность их составляла около 4 часов. Дарвин предположил далее, что Луна действительно отделилась от Земли благодаря быстрому вращению и возмущениям от солнечных приливов. Это произошло около четырёх миллиардов лет назад, что достаточно хорошо согласуется с возрастом Земли.

Земное происхождение Луны ставилось под сомнение многими учёными, в том числе и Г. Джеффрейсом, который пришёл к заключению, что хотя Луна могла бы некогда быть очень близкой к Земле, приливные и вращательные силы никогда не были достаточно велики, чтобы действительно отделить Луну от Земли. Всё же кажется мало вероятным, чтобы две отдельные массы могли с самого начала образоваться в таком близком соседстве друг от друга, как того требует теория Дарвина (Автор упускает из виду, что если Луна не отделилась от Земли, а образовалась как-то иначе, то и вся её история могла протекать иначе, так что, быть может, Луна и Земля никогда и не были в столь тесном соседстве друр с другом. (Прим. ред.))). С нашей точки зрения выбор между двумя возможностями не труден. Земля и Луна были образованы практически рядом или, когда Земля была ещё молода, Луна отделилась от неё (возможно, в том месте, где теперь находится Тихий океан).

Мы изучили современное состояние солнечной системы и до известной степени её историю. Будущее её, если не произойдёт какой-либо непредвиденной случайности, кажется нам светлым. Вероятность того, что какая-либо блуждающая звезда может нарушить величавый порядок планетных движений, весьма мала, даже в течение миллиардов лет. Мы не должны также бояться каких-либо значительных изменений в солнечном излучении. Возможно, что Земля слегка нагревается вследствие радиоактивности её коры. Возможно, что вернётся ледниковый период; заранее предсказать этого нельзя. Континенты могут подниматься и опускаться в течение грядущих веков, как это было в прошлом; мы надеемся, что они будут совершать это медленно. Случайно залетающие метеориты могут кое-где продырявить поверхность Земли.

Но порядок, воплощением которого является солнечная система, сохранится.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Рейтинг@Mail.ru Rambler's
Top100

© Елисеева Людмила Александровна, автор статей; Карнаух Лидия Александровна, подборка материалов, оцифровка; Злыгостева Надежда Анатольевна, дизайн; Злыгостев Алексей Сергеевич, разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://adeva.ru "Adeva.ru: Энциклопедия небесных тел"